vika raskina - girl with mirror

Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи…. Дети – наши зеркала. Откуда им научиться решать конфликты? Как надо обращаться с другими людьми? Они смотрят на нас.

Вишенка сейчас на той стадии, когда ее очень волнует, кто ей подарил или купил каждую вещь в доме. Одеваем трусы. А кто мне это подарил? Ставлю тарелку. А кто это купил? Пока я напрягала память, муж стал говорить, что это другие детки отдали, потому что любят делиться или просто выросли, и мы так уже перебрали всех знакомых детей и их родителей. А чьи-то маленькие Кати живут и не знают, что отдали Вишенке три чашки, все колготки, шапку и десять книжек. Прошло несколько дней и Вишенка со всей важностью двух лет девяти месяцев объявила, что когда она будет большой, она отдаст свои сапожки Луковке. Мы прослезились, а в это время, ничего не подозревающий Луковка, уже удирал с Вишенкиным башмаком.

Делиться и думать о других – один из показателей гуманности. И я бы очень хотела поощрять эти качества у моих маленьких людей. Известные Никитины, у которых было семь детей, в своё время признались, что стратегия разделять всё поровну в их семье создавала конфликты.

– А я больше и старше, почему ему такой же кусок? он его даже не доест!
– А почему у него с розочкой, а у меня нет?

И тогда они предложили детям самим решать, для кого кусочек. Мама отрезала и обращалась к одному из детей:

– Как ты думаешь, кому лучше отдать этот кусок?

  • – Папе, он сегодня очень устал.
  • – Сестре, она любит розочки.

– А маме ещё не досталось, давайте маме этот отдадим – выкрикивал кто-нибудь.

Таким образом каждый чувствовал, что сам принял решение, а радовать других оказалось даже приятнее, чем радовать себя. А также раз в месяц каждый выбирал книжку, и всей семьёй шли дарить эти книги местной библиотеке. Тем самым прививалось чувство заботы об обществе, участия.

Желание поделиться должно быть искренним. Если у нас дома гости, я не заставляю Вишенку отдавать незнакомому или даже знакомому мальчику свою плюшевую лошадку или кубики. И наш маленький гость тоже не обязан делиться. Право другого на свою собственность нужно уважать. Ребёнок и так мало что контролирует, мало что решает. А тут в его дом, в его комнату приходит какой-то Жан Филип, одно только имя которого уже вызывает подозрение, и надо ему свои игрушки уступать. Не нужно извиняюще смотреть на маму Жана Филиппа и поучающе рассказывать ребёнку, что если он не делится, то и с ним никто делиться не будет.



Магда Гербер – специалист раннего детского развития согласно принципу «воспитывай наблюдая». Делом всей её жизни было помогать родителям и педагогам понять детей и научить уважительному отношению к ним. Она объясняла, что дети пришли в этот мир как полноценные личности, обладающие собственной точкой зрения на разные вещи (и она может отличаться от позиции взрослого человека). Она помогала нам увидеть, что, когда успокаиваешься, наблюдаешь, терпеливо ждешь некоторое время, у тебя лучше получается понять своего ребенка и точнее ответить на его потребности. Она показала нам, что значит уважать ребенка – и заодно уважать самого себя. В своей книге “Хороший родитель: мудрая забота о маленьких детях” Магда Гербер пишет о воспитании так: “Воспитывать – значит помогать ребенку правильно осваиваться в окружающем мире и учить разумно контролировать свои чувства, эмоции и поступки.”

Я не нашла пока этой книги Магды Гербер на русском, но её методика и учения хорошо описаны в книге Деборы Соломон “Малышу виднее. Cекреты спокойных родителей”, которую можно купить на русском языке. Кстати Магда Гербер имела огромное влияние на Джанет Лэнсбэри, которая продолжает распростронять её убеждения.
Посмотреть на Лабиринте.
Посмотреть на Озоне

    Вот моя памятка, основанная на этих принципах:

  1. назвать и принять чувства, описать происходящее. Минимальное вмешательство: дать возможность ребенку самому принять решение.
  2. сохранять спокойствие (это для меня самое трудное), не задавать вопросы ребёнку в истерике, не читать нотаций.
  3. ограничить агрессивные действия ребёнка, особенно если они опасны.

Недавно на детской площадке у нас возникла всем знакомая ситуация. Вишенка спокойно копалась в песочке, когда к ней подошёл мальчик постарше. Играли рядом, потом даже вместе. По-английски Вишенка говорит хуже, чем по-русски, но обьяснить, хочет она отдать лопатку или нет, она может, а понимает почти всё, мне кажется. И тут мальчик наткнулся на сокровище. Грязный бумажный стакан из-под кофе. Естественно, Вишенке тут же такая ценная вещь понадобилась. Мальчик держит бесценный использованный одноразовый стаканчик высоко над головой, а Вишенка обливается горючими слезами, подпрыгивая с ним рядом. Первым инстинктом было отвлечь ее: “Да зачем этот грязный стаканчик?! Фу! Пойдём шишку искать вон там.” Или убедить: “Сейчас мальчик поиграет, а ты потом. Или предложи ему поменяться. Ты ему своё ведёрко одолжишь, а он тебе стаканчик”. Но я прикусила язык и вспомнила советы Магды Гербер.

– Ты хочешь эту чашку. Мальчик сейчас не даёт тебе эту чашку.
Вишенка перестала рыдать, посмотрела на меня с удивлением.
– Мальчик сейчас не хочет делиться. Тебе обидно.
Тут она снова скуксилась, превратилась в Лимончика, и протянула руки к предмету вожделения.
– Тебе очень хотелось бы заполучить этот стаканчик, но тебе не дают, ты расстроена.

Говорю, а сама чувствую себя пациентом палаты номер шесть. Близстоящие родители смотрят на меня квадратными глазами. Я уже собиралась кинуть эту затею, тем более, что на руках у меня был непоседливый Луковка. И тут Вишенка посмотрела на меня, подумала, и пошла к своему ведёрочку. Чуть позже попросилась на качельки. И вот качаю я своих многокилограммовых на качельках, бицепсы наращиваю, подходит тот мальчик, и протягивает Вишенке драгоценный стаканчик.

– Кэнькью,- сказала моя принцесса и радостно прижала к груди то, в чем когда-то теплился  капуччино из Старбакса. Просто для того, чтобы впустить добрые чувства, мы сначала должны выпустить все плохие.

Мы не любим отрицательные чувства. Они такие.. отрицательные! Мы хотим оградить ребёнка от разочарований и горестей. А заодно и себя. Мне тоже не очень-то комфортно наблюдать такие эмоции. Поэтому, есть соблазн скорее их перемотать вперёд, как на видео, или отвлечь рыдающее чадо.

“Ну улыбнись! Ты же такая красивая, когда улыбаешься! Ой, что там такое? Это птичка! Пойдём посмотрим.”
Получается, что мы не одобряем эти чувства, и как бы показываем, что не любим ребёнка, когда он свои негативные чувства выражает. А я все-таки хочу, чтобы Вишенка знала, что я люблю ее всегда. И чтобы она в будущем не отрицала своих чувств мне или кому-то в угоду. И вот мы стараемся все исправить. И просто отказываемся их принимать.

“Уже не больно тебе, это маленькая царапинка была, надо успокоиться”.
“Как это тебе не нравится каша? Ты же каждый день с удовольствием ешь кашу!”

И принижаем значимость большого горя нашего маленького человека, пытаемся логически убедить.
“Это же пустяк, у тебя таких карандашей целая коробка, зачем плакать?!”

Но самый лучший способ помочь ему пережить его чувства, это принять их. Для него его эмоции – настоящие и важные, как и наши переживания для нас самих. И может их вчера собака напугала, и дело не в сломанном карандаше. Наши дети познают мир каждый день, и в этой борьбе мы должны быть на их стороне. Ребёнок не знает, что это за чувство его охватывает и как с ним совладать. Мы можем помочь ему, называя вещи своими именами.
“Ты сердишься. Луковка взял твою машинку и ты расстроилась.”

Чтобы из кокона появилась красивая бабочка, а не запуганное насекомое с подрезанными крыльями, чтобы дети превратились во взрослых, которые знают себя и свои чувства, мы сейчас должны их двухлетние и трёхлетние мелодрамы утвердить. Да, ты злишься. И это нормально. Да, ты расстроился. И это нормально. Не нам решать из-за чего следует им сейчас расстраиваться, а из-за чего нет. Чтобы потом эти будущие взрослые уважали и понимали чувства и потребности других. Но чувства – это одно. А действия – другое. Бить в глаз за забранного Чебурашку – не нормально. Укусить за разрушенную башенку – не нормально. И эти правила и границы тоже должны установить мы. Самое интересное, что когда наши чувства принимаются, и мы ощущаем себя понятыми, то часто конфликт на этом рассеевается.

Родители обладают огромной властью. Круче, чем президенты и генералы и Боги Олимпа. Мы влияем на настоящее и будущее наших детей, формируем их сознание и мозг. И эта уникальная возможность нам предоставляется по сто раз в неделю. К счастью, если мне не хватило терпения успешно разрулить конфликт, и показать, как следует с уважением разрешать такие ситуации, то у меня ещё будет десять шансов сделать это завтра.


toy bear

Каждые две недели вы будете получать информацию о новых статьях, новинках сайта и наших мероприятияхи

Вы подписались на рассылку

Pin It on Pinterest

Share This