child playing in sand

“О, Боги, Боги!- Металась я из угла в угол в преддверии нашего первого дня в Швейцарском садике, – мой сын, говорящий на русском и французском, не знает ни слова на Бернском диалекте!”. Надо сказать, Бернский диалект – „хитрый зверь“. Это вам не обычный немецкий! Это “язык”, на котором говорят повсеместно, но который может варьироваться от долины к долине в пределах кантона (о других кантонах и их диалектах мы даже и не говорим!). И вот „день Икс“ настал: мой сын, с которым никто на диалекте до 3х лет жизни не разговаривал (соседей и приветливых тёть в магазинах не считаем), должен был пойти в садик. Откинув в сторону страх и трепет, я взяла малыша за руку, выдохнула и… совершила этот неизбежный прыжок в неизвестное.


В Швейцарии существует несколько понятий, которые попадают под определение детского сада. То, что звучит по-немецки как “Kindergarten” (или „KiGa“), – это обязательная бесплатная государственная пре-школа, в которую дети должны пойти после 4х лет, дабы подготовиться к поступлению в школу. Помимо этого, мамы, которые выходят на работу после 3х месяце и позже, отправляют своих детишек в “Kindertagesstätte” („KiTa“), что можно перевести как “дневной детский сад“, то есть группа дневного пребывания. В группу дневного пребывания попасть достаточно сложно. Практически также, как в государственный детский сад в России. Поэтому детей некоторые швейцарцы записывают еще до рождения. Для меня стал приемлемым третий вариант: игровая группа (“Spielgruppe”). О ней я и поведу речь.


Будучи очарована теорией привязанности Ньюфельда, о которой я узнала из книги Деборы Макнамары, я пришла к выводу, что до 3х лет малышу лучше будет побыть со мной. Изучив рынок игровых групп в Берне и округе, мы с мужем остановили свои взоры на обычном скромном районном садике – игровой группе, которую можно посещать как душе заблагорассудится: от одного до пяти дней в неделю, до обеда. Удивительно, но этот “садик”, на первый взгляд, визуально практически не отличался от увиденных нами частных садов. Единственным различием было большое наличие игрушек. Они были в большинстве своем деревянными.

Любовь швейцарцев ко всему деревянному я подметила уже давно:

деревянные кубики, деревянные пирамидки, деревянные держатели для сосок и даже деревянный беговел! Да, деревянные книги-карточки я тоже видела.

toy bike



Посетив несколько садиков и групп, я с удивлением обнаружила, что после 3х лет дети в Швейцарии, как правило, не спят после обеда. Более того, многие местные детские мероприятия, кружки и секции имеют место именно в послеобеденные часы, что меня очень удивило. “Зато швейцарские дети ложатся спать четко в 8 вечера”, – заявила мне женщина из районной детской консультации. При этом, для меня осталось загадкой, как решается ситуация в летнее время, когда в 8 часов идти спать просто жалко и обидно.


Местные малыши встают рано, поэтому завтракают 2 раза.

Итак, сегодня, наш первый “выход в свет”! Влад идет в садик-игровую группу. В 8 утра стройными рядами детишки в возрасте от 3х до 5 лет вышагивают с рюкзаками за спиной. Любовь к рюкзакам – это вторая особенность местной культуры, во всяком случае, в немецкой части страны. Причем, неважно, 3 годика ребенку или 8. Даже если от машины до здания сада пройти всего 100 метров, эти 100 метров свои пожитки будет нести именно ребенок. Ну, любят Швейцарцы рюкзаки – и все тут!

Поскольку мой сын не вышагивал гордо с рюкзаком и всячески притивился чему бы то ни было за спиной, мы резко выделялись из общего стройного ряда. Впрочем, оказалось, что в нашем садике далеко не все детишки коренные швейцарцы. В частности, в группе в этот день были: 1 Швейцарец, 2 Албанских мальчика, 1 Итальянец, 1 Латиноамериканец и 1 Чех. Позже пришел еще один бритый мальчик в розовых штанах, который при более близком рассмотрении оказался индийской девочкой. Девочка почему-то с вызовом посмотрела на меня и на всякий случай заявила, что она хочет стать полицейским. Заявила, между прочим, на диалекте, что вселило в меня надежду. Нет, не ее карьерные амбиции, а лингвистические способности. Когда же я узнала, что и воспитательница-то не коренная щвейцарка, а осевшая полька, я просто выдохнула и расслабилась. “Да, не переживайте Вы так, – взяла она меня за руку, – Местные игровые группы, как правило, состоят из детишек с богатыми культурными корнями, мало кто бегло говорит на немецком, а на диалекте и подавно. Но через месяц Вы будете удивлены, когда ваш сын принесет домой пару-другую новых слов, а то и песенок!”

Собственно, с песенок и начался первый день Влада в садике.

По словам Елены, нашей воспитательницы, до 4х лет детей в Швейцарии не учат в строгом смысле этого слова, большее внимание уделяется свободной игре, развитию социальных навыков, а также самостоятельности. В нашей группе свободная игра и коллективное совместное занятие (например, прослушивание сказок или собирание лего), перемежаются между собой и длятся не более 15 минут. “Не все дети в этом возрасте способны сосредоточиться дольше, чем 15-20 минут, и мы берем это в рассчет”, – объяснила Елена. “Ура! Ура! Свободная игра!“ – ликовала я мысленно, вспоминая недавно перечитанную мной Дебору Макнамару и ее книгу “Покой. Игра. Развитие”. Канадский автор придерживается мнения, что до определенного возраста бессмысленно пытаться научить чему бы то ни было ребенка в неигровой форме. Мозг не созреет быстрее, чем это должно произойти по задумке природы, даже если мы будем стараться его подгонять. Зрелость и способность к обучению появляются тогда, когда интегрируются префронтальные части мозга и ребенок способен к концентрации внимания, а также контролю над импульсами.


Большое внимание в нашей новой игровой группе уделяется не изучению букв или цифр, а способности найти общий язык с другими детьми, убрать за собой игрушки, помочь накрыть на стол, самостоятельно одеться или посидеть 5 минут в тишине. “5 Минут тишины” – это фирменная находка Елены, которая просит детей перед выходом на улицу одеться и присесть на скамейку без болтовни. Зато какой ажиотаж начинается по истечению этих 5 минут! Детишки резво кидаются в бой по завоеванию лучшего самоката, беговела и мини-автомобиля. Неважно, что через 2-3 минуты прогулки они уже забудут об этом и побегут забираться на лошадку-качели (конечно же, деревянную), главное – это азарт!


Побежал и мой сын, который оказался не таким расторопным и которому ничего не досталось. Но будущая полицейский снисходительно пожертвовала новичку свою машину, чем завоевала его симпатии. Надо сказать, Влад начал присматриваться к этой единственной в группе девочке как к потенциальной подруге уже после того, как заметил, как резво она помогает зашнуровать другим мальчикам ботинки. На это я не могла не улыбнуться: времена меняются, а девочки по-прежнему помогают мальчикам зашнуровывать ботинки… Мальчики в нашей группе, между прочим, не особо интересовались автомобилями и предпочитали наматывать круги по площадке с детской коляской и куклой. Некоторые из них играли в парикмахеров, используя воспитательницу в качестве модели и подопытного кролика. Было трогательно смотреть, как дети в группе помогали друг другу, даже принесли Владу его рюкзак, чтобы он не забыл. Эта чуткая забота запала мне в душу. Можно быть спокойной: мой сын будет в надежной компании.


В общем, первый день в садике мы пережили и даже в конце гордо сказали “Адьё!”, то есть попрощались по всем законам жанра. Итак, первое слово на Бернском диалекте (на самом деле, заимствованное, но все же!) положено в копилку. Впереди – покорении новых лингвистических (и не только) вершин!


P.S.: Со следущей недели Влад также начнет ходить и в русскую игровую группу. Но это уже совсем другая история…

toy bear

Каждые две недели вы будете получать информацию о новых статьях, новинках сайта и наших мероприятияхи

Вы подписались на рассылку

Pin It on Pinterest

Share This