Пиаже, Песталоцци, Штайнер… Что еще мы знаем о швейцарском образовании? Впервые мне удалось заглянуть за завесу швейцарского частного образования самым неожиданным образом…

Swiss flags

Вот уже полчаса (нет, вы представляете: целых полчаса!) мой маленький сын завороженно следит за Константином, его лучшим другом и дальним родственником. Константин – коренной швейцарец-билингв, говорящий на немецком, французском и швейцарском диалекте. Папа – из страны Карибского бассейна, мама – швейцарка с румынскими корнями. В общем, подросток, каких в Швейцарии много: с богатым культурным контекстом. Сегодня он вяжет браслет с логотипом любимой футбольной команды. Времени у него не так много, в школе было сказано, что работа должна быть сдана до конца этой недели. Видно, что мальчик делает это с удовольствием и большим старанием, хотя оценку ему за это никто не поставит. В его школе оценки вообще не ставят, никому и никогда. В конце учебного года, школьники просто получают описание своих достижений и предложения о возможных способах самосовершенствования в отдельных областях. На мои восторженные фразы: “Ого, ты умеешь вязать!” – Константин только с улыбкой пожимает плечами и добавляет: “Может, ты еще удивишься тому, что у нас девочки практику подмастерьями-плотниками проходят?”.


В прошлом году он и сам проходил обязательную практику у фермеров. Ведь, как швейцарец он должен знать, что такое сельское хозяйство, понимать как нелегок труд тех людей, которые поставляют на его стол молоко, мясо и овощи. Все дети жили в разных семьях в течение месяца, вставали с петухами, помогали доить коров, ухаживать за лошадьми, а некоторым даже было разрешено прокатиться с ветерком на тракторе! “Теперь я настоящий мужчина!” – гордо заявил семье Константин после этой практики, при этом глаза его горели так, словно он побывал в долгожданном увлекательном путешествии.


Это мое не самое последнее интересное открытие за последний год. Константин учится в школе Рудольфа Штайнера в пригороде Берна.

Мое знакомство со школой Штайнера началось пару лет назад, причем самым неожиданным образом. В один прекрасный день мама Константина позвонила мне с необычной просьбой: “Аня, выручи! Надо помочь на кухне!”. “На какой кухне?” – удивилась я, почему-то представив себе, что речь идет о ее кулинарных способностях. Оказалось, что в школе Константина настала ее очередь дежурства в столовой. Каждый месяц родители учеников по очереди помогают школьному персоналу готовить и накрывать на стол. Делать нечего: пришлось “русской тёте” Константина принимать эстафетную палочку. На школьной кухне я познакомилась с чьей-то бабушкой, чьим-то братом и сводной сестрой. Команда собралась разновозрастная, но работать вместе было весело. Я узнала, что у школы есть свои огород, мини-пекарня и даже небольшое производство сыра (мы же все-таки в Швейцарии!). Детишки по очереди следят за огородом, а также учатся печь хлеб и делать сыр.



C тех пор меня стали то и дело приглашать на различные школьные утренники, концерты и рождественские базары. А концерты в школе Штайнера не уступают капустникам в наших театральных вузах! В тот год Константин пел “Кармину Бурану” Карла Орфа вместе с другими учениками: постановка была сделана с участием профессиональных певцов, школьников разных возрастов, а также их преподавателей. Вообще, о штайнеровских постановках знает весь Берн, да и не только о них.


Школа частенько упоминается на страницах местных газет, потому что поводов для этого немало.

Вот, например, совсем недавно ученики старших классов участвовали в проекте помощи румынским фермерам. Вместе с представителями фонда поддержки они ездили в самую что ни на есть глубинку, помогали устраивать загоны для животных, собирали деньги на пожертвования. Взращивание навыков активного сопереживания и эмпатии очень ценится в школе Штайнера. Сам Константин больше всего гордится своей фотографией в газете, под которой было написано о предрождественских благотворительных акциях, проводимых школой. Учеников поощряли выходить на улицы города и петь. Самые что ни на есть уличные музыканты.

Меня же больше всего поразил штайнеровский проект “автостоп”: школьников привозили в незнакомое место и предлагали самостоятельно добраться до дома без гроша в кармане. Ребята подошли к заданию по-разному: кто-то просто возвращался автостопом, а кто-то пел на обочине дороги, чтобы заработать денег на обратный билет до дома. Вы можете себе такое в нашей русской школе представить?

Но еще большим “хардкором” был “ночной марш”.

Все ученики, достигшие определенного возраста, вместе с преподавателями должны были совершить пеший поход в ночные (да именно в ночные, а не вечерние!) часы через близлежащий лес. Цель: выработка выносливости и сплочение коллектива, преодоление тревоги. Есть в швейцарской армии такое учебное упражнение: ночной марш, а школьный марш – это, конечно, намного упрощенный, щадящий вариант. Скажу честно, понять и принять такое мне было бы совсем не просто. Кстати, в нашем районе достаточно часто мне приходится видеть швейцарских солдат на…велосипедах! Нет, вы можете себе это представить? И конечно, велосипедные экскурсии в школе Константина – это обязательная часть обучения. “Ты разве не знаешь? – говорит он мне с деловым видом, – ведь, если настанет ядерный кризис, никто не сможет воспользоваться транспортом. Зато велосипед и лошадь смогут спасти жизни!”


kids and dog


Школа Рудольфа Штайнера – это совершенно иная альтернатива стандартной системе образования.

Штайнер был вообще за то, чтобы школы были независимы и не находились под контролирующим оком государства. Иначе, откуда взять свободу духа и творчества? Среди наших соотечественников, последователями этого учения были Андрей Белый и Максимилиан Волошин. Кстати, оба под руководством самого Штайнера принимали участие в строительстве Всемирного Антропосовского Центра в швейцарском городе Дорнах.


Воображение, вдохновение и интуиция – основополагающие камни учения, которое позже стало известным как Вальдорфская Школа.

Ее основатель, Рудольф Штайнер, был известен своими пристрастиями к эзотерике. А еще он заложил основы “эвритмии” – единственного предмета, о котором Константин отзывается с ухмылкой. Но, ведь, у всех у нас был когда-то в школе и нелюбимый предмет… Описать эвритмию сложно, ее надо наблюдать. Сам термин обозначает искусство художественного движения. Эвритмия соединяет воедино речь, ритм и музыку, что призвано приносить пользу для души и тела. Но Константин так не считает: “Ты видела, как выступали наши преподаватели в прошлый четверг? Напоминают каких-то сектантов!”. Да, заметим на полях: Рудольф Штайнер увлекался и мистикой, да и внимание масонской ложи к себе неоднократно привлекал. Его учение принимают далеко не все.


Многое из того, что я узнала благодаря Константину, расширило мои представления об альтернативном образовании, но я далеко не все могу понять. Конечно, все описанное мной – это субъективный опыт и наблюдение за мальчиком-подростком. Безусловно любопытно было узнать, каковы они, такие разные лики швейцарского образования!


P.S.: В эти выходные Константин учил моего сына готовить суп из мха. Как, вы не знали, что из мха можно сделать суп? Тогда вы и к ночному маршу “на выживание” не готовы!

toy bear

Каждые две недели вы будете получать информацию о новых статьях, новинках сайта и наших мероприятияхи

Вы подписались на рассылку

Pin It on Pinterest

Share This