truba

Итак, ребятки, давайте сегодня порассуждаем про аццкий ад всех музыкальных школ – сольфеджио!!! Я не учитель сольфеджио, но его просто так не обойти. Расскажу, с чем сама столкнулась во время своего обучения и во время работы с другими учениками. Скажу сразу, что без сольфеджио вы в музыке далеко не уедете. Увы и ах! Это как если вы будете разговаривать, но понятия не иметь как пишутся и читаются буквы.

Страшно? Страшно. Трудно? Ну конечно же трудно, это вам не шубу в трусы заправлять, это – сольфеджио! Практически каждый, бросивший музыкальную школу, с кем я сталкивалась в жизни, сказал, что одной из причин бросания музыки стало сольфеджио.

Страшно? Страшно. Трудно? Ну конечно же трудно, это вам не шубу в трусы заправлять, это – сольфеджио! Практически каждый, бросивший музыкальную школу, с кем я сталкивалась в жизни, сказал, что одной из причин бросания музыки стало сольфеджио.


А мамы без конца жалуются мне, что их детки просто волком воют, не хотят туда идти и все.
Скажу по секрету – я сама сольфеджио не любила. А вот мой брат с его лопоухими ушами и абсолютным слухом проблем с сольфеджио не имел вообще! Зато я нотки рисовала красивей, чем он. А он на раз мог назвать все аккорды в аккордовой цепочке. Ему вообще если локтем на фортепиано клавиши зажать, он все зажатые ноты может назвать. А вот мне не так повезло. И я брала трудом и всякими хитростями.

Я не любила математику. И считала из рук вон плохо. И даже сегодня я с трудом могу досчитать до двух. Соответственно, если ваш ребенок затрудняется с сольфеджио, значит у него хромает математика. Это аксиома. Просто поверьте. А считать в сольфеджио надо много: и в половинке восьмушки посчитать, и в интервалах полутоны, и в аккорде состав запомнить.

Потренируйте с ребенком арифметику. Много не надо, до десяти вполне хватит. Важно, чтобы ребенок мог выполнить и некоторые арифметические действия – понимал, что 1+1=2, а 2+2=4, и что в 8 можно поместить четыре раза по два. Познакомьте, если нужно, с римскими цифрами. Вот это вообще жесть! Пока разберешь, где палочку рисовать у „IV“, умрешь. А нарисовал не там – это уже совсем другая цифра.



Одной из и, пожалуй, самой главной нашей с братом трудностью в сольфеджио было то, что мы не умели писать, когда пришли в музыкальную школу.

Мне было шесть, и я только-только пошла в первый класс, а брату было 4,5. А урок сольфеджио был один раз в неделю. Мы не могли записывать за учителем правила. А это значит, что мы не могли дома повторять записанное и делать домашнее задание. За нас это делала мама. Она садилась за парту позади нас, и ничего не понимая в музыке, старательно записывала за учителем каждое слово и перерисовывала с доски в тетрадку ноты. Потом уже дома раз в неделю она доставала тетрадь с правилами и прочитывала вслух все записанное. А мы освежали память и делали домашку. То есть, еще раз: перед уроком сольфеджио повторите с ребенком материал прошлого урока, а после урока сольфеджио по горячим следам еще раз пробегите новый материал. И еще один раз прочтите правила дома. Все! Достаточно! Ну и сегодня для самых маленьких уже написаны интересные пособия по сольфеджио с красивыми картинками и развлекательно-познавательными играми. Гугл вам в помощь.

Очень часто встречается и такое: ребенка учат играть на скрипке, а на сольфеджио надо все делать на фортепианной клавиатуре. А на скрипичном грифе клавиш нет! И в пианинке колки не торчат! Маленькие дети, которые обучаются игре не на фортепиано, а на другом инструменте, имеют такие трудности – могут долго переключаться с одного инструмента на другой. Это проходит, и этому можно помочь. Как пример, можно нарисовать на обложке тетради клавиатуру, и считать тоны-полутоны по ней, чтобы выполнять задания. А когда ребенок уже освоится с обоими инструментами – эта проблема отпадает.

Очень часто встречается и такое: ребенка учат играть на скрипке, а на сольфеджио надо все делать на фортепианной клавиатуре. А на скрипичном грифе клавиш нет! И в пианинке колки не торчат! Маленькие дети, которые обучаются игре не на фортепиано, а на другом инструменте, имеют такие трудности – могут долго переключаться с одного инструмента на другой. Это проходит, и этому можно помочь. Как пример, можно нарисовать на обложке тетради клавиатуру, и считать тоны-полутоны по ней, чтобы выполнять задания. А когда ребенок уже освоится с обоими инструментами – эта проблема отпадает.

trubach

И даже это не облегчает жизнь, если ребенок не умеет применять выученные правила при выполнении задания. Происходит это чаще всего потому, что у младших школьников отсутствует абстрактное мышление. Не потому что они тупые, а потому что еще мозг не дорос. И все обучающие методы в этот период должны быть наглядно-показательные. Ну а как наглядно показать невидимые звуки? Никак. Вот и берутся трудности. Правило выучить выучил, а применить не умеешь, потому что не видишь куда. Но берется это препятствие только упорными занятиями и разъяснениями учителя. И это развивает то самое абстрактное мышление. Пока оно не разовьется – не поймешь. Пока не дорастешь! Шутка. Конечно поймешь! Можно придумать и наглядно-показательный подход: например, нарисовать большой нотный стан и раскладывать изюминки вместо нот. Надо обратить трезвучие? Вот, три изюминки – это аккорд. Обращаем – нижняя изюминка полетела на октаву наверх! Ну, и прочие бредовые, но работающие способы, на которые способен ваш мозг. Кстати, в сольфеджио как в химии – пропустил одно правило, и дальше уже непонятно. Не пропускайте или спрашивайте у одноклассников, что было, что делали, что было задано.


Теперь посмотрим на сложности с сольфеджио, связанные с работой слуха. А точнее с работой над развитием музыкального слуха, что есть первопричина сольфеджио вообще. Пение, написание диктантов, интервалов и аккордовых цепочек.

Музыкальный слух бывает нескольких видов. К сожалению (или к счастью) на уроках сольфеджио, в основном, используют и развивают только два вида: мелодический и гармонический. Остальные упоминаются вскользь. Если ваш ребенок испытывает трудности с этим, то, возможно, у него другой вид музыкального слуха – ритмический, ладовый, полифонический и тэ дэ и тэ пэ (возможно, я не могу утверждать на 100%, а вдруг ваш ребенок просто лентяй?!). Не стоит переживать и убиваться из-за этого, музыкальный слух можно развить и воспитать. Для этого сольфеджио и существует. Просто вашему ребенку стоит напрячься и, возможно, пойти своим путем: отталкиваясь от того, что у него лучше всего получается.

Есть тоже очень показательный пример: однажды Джоаккино Россини (ну, который «Эй, Фигаро! – Я здесь! – Эй, Фигаро! – Я там!») должен был написать в опере “Кир в Вавилоне” арию специально для такой-то певицы. Певица была очень капризная и не поющая вообще! Россини писал и так, и эдак, но певица не могла исполнить ничего! Она все пела мимо нот, приводя композитора в отчаяние. Пока Россини случайно не обнаружил, что певица слышит и распознает только одну ноту – си-бемоль первой октавы! Ловкость рук и ария на си-бемоле была написана! Да там только один си-бемоль и был! Всю красоту сыграл оркестр. Знаете, какой там был успех? Грандиознейший!

Понятно, что под нас никто оперы писать не будет, но вполне вероятно, что случай на нас похож. А вдруг у вашего ребенка тоже есть такая супернота или супертональность, которую ребенок слышит всегда и везде. Найдите ее с учителем, и от нее делайте шаг влево, шаг вправо. Потом от освоенной тональности шаг влево, шаг вправо. И так по шажочку, по шажочку.
Занятия на слух идут постепенно: сначала вы поете звуки, которые соединяются в гаммы и в интервалы. Затем эти же интервалы надо услышать в диктанте. Затем эти же интервалы соединяются в аккорды. Если что-то не получается, значит, надо вернуться назад и разобрать большое на маленькие составляющие. Если ребенок не может расслышать и различить интервалы/аккорды, значит надо посидеть за фортепиано, поиграть самому себе отдельные ноты, послушать, привыкнуть к их звучанию. Потом поиграть их в интервалах, аккордах, послушать.

Интервалы вообще можно запоминать, ассоциируя их со знакомыми песнями. Например, чистая кварта – начало почти любого гимна любой страны (“Союз нерушимый…”). А большая секста – это “В лесу родилась елочка”. Секунда и септима всегда звучат резко и неприятно. Ну и так далее.


Диктанты писать – та еще наука.

Я научилась нормально писать диктанты только в колледже, и то, двухголосные диктанты уже доставляли мне трудности, не говоря о четырехголосных! Хороший учитель (если он учит писать диктанты, а не проигрывает их и сидит потом, словно кол проглотил) после проигрывания диктанта наводящими вопросами обозначает тональность, размер, ритмический рисунок в сложных местах. В школьных простых 8-тактных диктантах первая и последняя нота обычно тоника, а в четвертом и седьмом такте обычно звуки доминанты. Зная размер, можно посчитать количество тактов. Зная тональность, можно определить ключевые знаки, и можно определить ноты в первом, последнем тактах (область тоники), и в четвертом и седьмом тактах (ноты, принадлежащие доминанте). Вуаля! – половина диктанта уже в кармане после одного-двух проигрываний. Если хорошо подумать.


Пение/игра с листа (то есть, когда тебе дают незнакомые ноты и ты должен сразу исполнять) тоже дается не сразу.

На мой взгляд, это даже сложнее, чем учить азбуку Морзе или язык жестов. Почему? Объясняю. Что должен успеть маленький ребенок, когда он поет/играет по нотам? Он должен успеть распознать увиденные знаки (сигнал идет от увиденного на бумаге в мозг), сообщить мышцам определенные движения (сигнал идет от мозга по нейронам в мышцы), услышать ушами производимый звук, и проконтролировать результат (снова мозг ловит сигналы извне и обрабатывает внутри себя). А что должен успеть ребенок, когда он поет/играет с листа? Кроме всего вышеперечисленного, он должен успеть заглянуть на пару тактов вперед, расшифровать все знаки там впереди, приказать мозгу сообщить мышцам свершить определенные движения наперед, и совершить эти движения, когда время исполнения пришло сейчас. Вы так можете? Вот то-то и оно!

Эта трудность берется только трудом, трудом и еще раз трудом. Тем самым количеством, которое потом переходит в качество, пока не доведется до автоматизма. Очень полезно делать это с соседом, который делает то же самое, и не даст поблажек. Пение/игра в ансамбле сильно развивает этот навык. И это не заоблачное что-то, этому можно научиться.


Еще одно яблоко раздора (я, честно, думала, что это не проблема, но почему-то родители спрашивают)

Надо ли страдать над вырисовыванием скрипичного ключа и нот от руки, если уже существуют специальные компьютерные программы для набора нотного текста. Мое личное мнение – страдать не стоит, но писать обязательно. Письмо от руки развивает мозг, что бы там не говорили ученые. Привожу живой пример: мой дядя-архитектор часто сетует на то, что новые молодые сотрудники, которых не научили рисовать от руки, а научили сразу проектировать на компьютере, не обладают оригинальными и свежими идеями. А кому в будущем будут нужны такие сотрудники? Никому. Точка.


Я вроде упомянула все, что вспомнила из своего личного опыта и наблюдений за своими учениками. Если вдруг что-то забыла – накидывайте в комментариях. Разберемся вместе.

images: архив автора
toy bear

Каждые две недели вы будете получать информацию о новых статьях, новинках сайта и наших мероприятияхи

Вы подписались на рассылку

Pin It on Pinterest

Share This