otkrytka

Если бы…

Если бы это была сказка, то начиналась бы она примерно так…
В самом конце ноября, когда даже не везде еще лежит снег, а дед Мороз только начал заготавливать подарки к новому году, Снегурочки-волшебницы уже вовсю творят чудесa.


У них важная задача, помочь ребятам со всего света передать друг-другу приветы на русском языке. И вот Снегурочки внимательно следят, как крутятся волшебные глобусы, у каждой – свой, один глобус показывает мальчиков 8 лет, другой – девочек 3 лет, и так для каждого возраста, чтобы никто без внимания не остался. Тут целая команда Снегурочек нужна! А как иначе?

Вот новый огонек на глобусе загорается, значит там ждут открытку. Вот – второй, на другом конце земли. Снегурочка чуть заметно проводит над ними рукавом своей шубы, и вдруг возникает сверкающая дорожка из самых красивых снежинок, которая тянется от одного огонька к другому. А в домах ребят звенит колокольчик динь–динь: вам найден адресат, пора готовить открытку. И всем вокруг становится хорошо и весело. И работа спорится, и разлетаются открытки по всему мир, и счастье и радость приносят.


Если бы это была детективная история, то начиналась бы она примерно так…

Город засыпает — просыпаются Тайные Агенты Снегурки (да ладно уж, просыпаются, все так и не ложились поди некоторые). Им предстоит раскрыть очередную стопку секретных дел, о пропавших родителях. Все они начинаются одинаково: родители зарегистрировали своих детей на международный обмен открытками, а потом все они пропали. Различие лишь в том, что в одном случае родители некоторое время еще выходили на контакт и некоторые даже пытались послать свои координаты, но неведомая сила прервала их сообщение и больше в эфире они не появлялись. Вторая же группа дел совсем вызывала отчаяние, в ней были дела про тех родителей, которые пропали практически сразу, как только прошли регистрацию.

В обоих случаях, шансы найти их были невелики, и требовался совершенно нестандартный подход, чтобы разыскать хотя бы нескольких. Но упорство Тайных Агентов было непостижимо, и они продолжали искать.


Если бы меня попросили описать один день из реальной жизни, то это выглядело бы приблизительно так:

Раннее воскресное утро, семья спит, мама отсылает письма.

Рассылку этих писем она начала еще со вчерашнего вечера, но пришлось прерваться, ибо невыносимо хотелось спать. Это пока еще первый раунд писем, самый первый, с просьбой подтвердить участие. Таких раундов массовой рассылки будет еще как минимум 2, плюс немалое количество индивидуальных писем, сообщений в фейсбуке, публикаций в группе с просьбами ответить. Но пока это лишь утро воскресенья и почти самое начало, сейчас нужно закончить рассылку писем «нестандартным заявкам», когда близнецы, или вроде один ребенок, одна мама, но зарегистрирована заявка дважды, с двух разных адресов, и некоторые другие неординарные случаи.

Параллельно приходят ответы от тех, кто получил письма вечером накануне. Поэтому, когда закончена отправка первых посланий, начинается работа по отмечанию тех, кто ответил и кого можно ставить в пары. Вместо волшебного глобуса у мамы, то есть у меня, сводная таблица (она же Pivot table). Мне пришлось пару раз её переделать, пока я не дошла до тех характеристик и порядка столбцов, по которому было проще всего составлять пары. Но в конечном итоге, она сильно упростила алгоритм действий.

Воскресный день, семья празднует у родителей мужа приезд в страну Святого Николая, я слишком часто поглядываю в телефон, а вдруг еще кто отозвался.

По возвращению домой говорю мужу, что мне надо еще часика 1,5 поработать над этим проектом (которые растянутся на 2,5), и продолжаю отправлять письма, уже с определенными парами.

Моя текущая задача — отправить письма всем, кому удалось составить пару, чтобы высвободить в понедельник время на «поиск пропавших».

Муж, наблюдая меня второй выходной день подряд в обнимку с компьютером, ехидно улыбается и комментирует: «Ну что, ты будешь волонтером на следующий год?». “Ты знаешь, я думаю, что буду», — отвечаю я. Первый нервоз уже прошел, порядок действий стал понятен, совершенные ошибки взяты на заметку. Настроение «рабочее» и даже немного соревновательное. Интересно, как у остальных коллег дела. Немного только озадачивает, что количество ответивших значительно ниже, чем я ожидала. Хотя как оказалось чуть позже, у меня все сложилось еще очень даже неплохо.

Так закончилось воскресенье…



На самом деле…

Про сам проект я помнила с прошлого года, когда увидела объявления в фейсбуке, в группе у Вики, и подумала, надо будет через год или два тоже поучаствовать с дочкой. В этом году, глядя на мою почти трехлетнюю дочь, которая практически не имеет понятия ни про Деда Мороза, ни собственно про то, что Новый Год – это тоже праздник, я сразу перенесла эту идею еще на годик.

В Голландии, где мы живем, Новый Год какой-то совсем не столь значимый по сравнению с тем же Рождеством или днем Святого Николая. В семье моего мужа, например, никто не дарит подарки на Новый Год.

Потом, случайно, я увидела объявление о том, что нужны еще Снегурочки. На работе не должно быть значительных overtime, подумала я, должно быть время помочь. Все же пусть мы и не участвуем, так пусть еще кто-то порадуется. И я записалась в ряды добровольцев.

Меня добавили в группу, где обитают такие же Снегурочки, и всем нам выслали списки ребят распределенных по возрасту и полу, а в группе опубликовали, кто какой возраст курирует. О других коллегах, занимающих должность Снегурочки в этом году, я знала мало: только их имейл, иногда имя, и группу подопечных. Это было несколько непривычно – вроде как работаем группой, а вроде как и врозь. Впрочем, довольно скоро мы, те кто стали Снегурочками впервые, могли определить друг друга по следам постов «за советом».


otkrytka
otkrytka

otkrytka
otkrytka

В качестве должностной инструкции для этой работы выступал основной пост в группе, который, представлял собой пошаговую инструкцию к действию, и к которому я многократно обращалась первые несколько дней. Также в нем был пример письма, а в этом примере были строки про то, как вместе мы попытаемся создать праздничное настроение.

Прочитав эти строки, я уплыла мыслями в прекрасное далеко, где помогала создавать не только праздничное настроение у детей, но и принимала потоки благодарности за это самое праздничное детство со стороны взрослых. Руки зачесались, прям-таки захотелось побыстрее всех осчастливить.

Реальность живо и сразу напомнила, что даже в таком волшебном деле не стоит отрываться от земли. Статистика на примере моей группы — около 70 человек (если не принимать во внимание тех, кто так никогда и не отозвался) доказала, что люди не так-то легко приходят в восторг от этой идеи про праздничное настроение, а если и приходят, то уж точно этим восторгом не готовы запросто делиться. Менее 10 человек написали мне в ответ что-либо большее, чем «Здравствуйте, подтверждаем» или «Участие подтверждаем, спасибо». Многие ограничивались одним словом «подтверждаем», без каких-либо ненужных сантиментов.

Мне до сих пор очень хочется верить, что свое красноречие все немногословные адресаты приберегли непосредственно для открытки. Но на мое собственное настроение это оказало эффект, все же тяжело причинять добро тем, кто на тебя практически не реагирует.




Когда были составлены первые пары, одна такая пара на моих «глазах», поставив меня в копию, обменялись адресами и информацией и чем-то таким персональным и теплым, и у меня снова зажглось внутри то самое ощущение, что вот, вот же, будет у кого-то радость от того, что я делаю. Честно говоря, мне кажется, что это одна из сильнейших (если не единственная) мотиваций тех, кто вызвался “снегурить” – ощущение, что ты кому-то действительно принесешь радость. Мне ужасно бы хотелось знать, что ребята получили открытки, и что им от этого стало здорово и весело. Хочется чувствовать свою причастность к этому.

И я очень ждала, что мне напишут, хотя бы еще несколько пар, что вот мы уже занялись подготовкой, или что вот мы обменялись, ждем, когда наши открытки долетят и доедут. Или, что совсем было бы верхом моего Снегурочкиного счастья, пришлют или опубликуют фотографии тех самых открыток. И довольных ребятишек, которые их держат…

И мне кажется, что многие мои коллеги такие же. Потому что я видела, как переживали за каждый случай, когда не хватало пары, или когда на другом конце пары вдруг переставали отвечать, видела, как все надеются на эту самую радость у детей и боятся подвести. Поэтому мы упорно стучались во все возможные двери, делали красочные публикации с розыском, потратили часы на поиски по имени-фамилии кого-то в фейсбуке, кто возможно наш адресат, и отправили десятки личных сообщений, которые никто никогда так и не прочитал. Поэтому, даже после закрытия регистрации, Снегурочки продолжали брать «опоздавших», хотя можно было этого и не делать, а закрыть свой список, и отряхнуть руки. Иногда это даже немножко напоминало тот анекдот про мышей и кактус.

Одна Снегурочка-мама, например, сама спохватилась через неделю с начала обмена, что совсем забыла про своего ребенка в погоне за «молчащими».


При этом, нельзя сказать, что многие адресаты спешили поделиться позитивом от участия. В основном, я получала хоть какой-либо ответ, только когда возникала проблема или непонимание, что делать дальше. Или и то и другое. Судьбу большинства «своих» пар я не знаю. То есть я даже не знаю, связались ли они в итоге друг с другом. Надеюсь, что да, и что все у всех хорошо, и что даже почта сработает гладко. И что может быть, я даже все же увижу хоть одну публикацию с фотографией одного из своих адресатов, с открыткой в руках и улыбкой на лице. Впрочем, даже если и не увижу, мой опыт обогатился теми немногими, но особыми случаями, которые не вписались в обычную схему. Мне пришлось «потрудиться» чуть больше и довелось узнать людей чуть ближе, когда в итоге я открывала очередное письмо со словами «с нескрываемой радостью» или даже без приветствия, почти кричала «Ура, получилось!».

Читая обсуждения в нашей группе, я видела подобные случаи и у коллег и «переживала как за своих». Они, эти случаи, наверняка чем-то похожи, но для каждой из нас они индивидуальны, «свои», и каждую из нас согрели ровно настолько, чтобы стало тепло на душе. А когда получаешь добро в ответ, то хочется продолжать творить волшебство.

Надеюсь, я буду это помнить в следующем году, когда мы будем с дочкой делать свою открытку, и не забудем передать нашей Снегурочке, что из этого вышло.

А пока я дописывала эту историю, в группе у Вики появились две публикации с открытками, которые дошли до адресатов! А это значит, что надо верить в чудо, и тогда оно обязательно произойдет!

otkrytka
otkrytka

P.S. Одно утро из жизни админа.

Утро 5 утра, проверяем, кто за сутки накидал заявки на регистрацию по обмену открытками.
Итак Франция, мальчик 6 лет — 23 регистрации. Ну и не лень ей было заполнять анкету 23 раза?
Письмо в мэйлбоксе из Белоруссии: «Вика, я хочу открытку из Америки. Напишите моему ребёнку… адрес». Посылаю линк на сайт с анкетой, может теперь будет понятно?
Письмо из другой европейской страны: «Почему у вас такой плохой сайт! Я искала, искала и не нашла, где анкету заполнять.» Посылаю линк, получаю ответ, — «А что мне с этим делать?»
Следующее письмо, написано тоном Хозяйки — так и представляю её с бичом и в коже: «Почему от вас не приходят письмо с подтверждением! Немедленно проверьте есть ли мой ребёнок в списке?»
Проверяю — нет. Пишу, что регистрации нет. Не отвечает, ни спасибо, ни до свидания.
6 утра, пора умываться и на работу. Админ то я только здесь, а работаю я, как и все с 8 до 5. Вечером вернусь и буду снова читать письма от возмущенных и не осчастливленных ответом робота с сайта: «Спасибо за ваше участие!»

Помните: админ — существо нежное и ранимое.

toy bear

Каждые две недели вы будете получать информацию о новых статьях, новинках сайта и наших мероприятияхи

Вы подписались на рассылку

Pin It on Pinterest

Share This